Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Генерал М.В. Алексеев об императоре Николае II

Известный исследователь Олег Рудольфович Айрапетов, обнаруживший нижеследующий любопытный документ, написанный генералом М.В. Алексеевым весной-летом 1917 г., отмечает, что "коль скоро даже в обстановке полного хаоса послефевральского периода могли появиться такие слова, то догадаться, каким же было настроение генерала накануне февраля 1917 г., - несложно". Алексеев называет императора в своих заметках "N", точно так же, как именовал его ("Н.") в личной переписке накануне крушения монархии.


N человек пассивных качеств и лишённый энергии. Ему недостаёт смелости и доверия, чтобы искать достойного человека. Приходится постоянно опасаться, чтобы влияния над ним не захватил кто-либо назойливый и развязный. Слишком доверяет чужим побуждениям, он не доверяет достаточно своему уму и сердцу.

Притворство и неискренность. Что положило начало этому? Она – неискренность – развивалась всё больше, пока не сделалась господствующей чертой характера.

Ум.

Ему не хватает силы ума, чтобы настойчиво искать правду; твёрдости, чтобы осуществить свои решения, несмотря на все препятствия, и сгибать волю несогласных. Его доброта вырождается в слабость, и она принуждает прибегать к хитрости и лукавству, чтобы приводить в исполнение свои намерения. Ему, быть может, вообще не хватает глубокого чувства и способности к продолжительным привязанностям.

Боязнь воли. Несчастная привычка держаться настороже. Атрофия воли.

Воля покоряет у него всё.

Умение владеть собою, командовать своими настроениями.

Искусство властвовать над людьми.

Чувствительное сердце.

У него было слабо то, что делает человека ярким и сильным.

В его поступках не было логики, которая всегда проникает в поступки цельного человека.

Жертва постоянных колебаний и не покидавшей его нерешительности.

Скрытность, лицемерие. Люди, хорошо его знающие, боятся ему довериться.

Беспорывистость духа. Он был лишён и характера, и настоящего темперамента. Он не был натурой творческой. Выдумка туго вынашивалась у него.

Душевные силы охотно устремлялись на мелкое. Он не был способен от мелкого подняться к великому. Не умел отдаться целиком, без оглядки какому-нибудь чувству. Не было такой идеи, не было такого ощущения, которые владели бы им когда-нибудь всецело.

Вместо упорного характера – самолюбие, вместо воли – упрямство, вместо честолюбия – тщеславие и зависть. Любил лесть, помнил зло и обиды.

Как у всех некрупных людей, у него было особого рода самолюбие, какое-то неспокойное, насторожившееся. Его задевал всякий пустяк. Ему наносила раны всякая обида, и нелегко заживали эти раны.

Эгоизм вырабатывает недоверие; презрение и ненависть к людям, презрительность и завистливость.

Была ли горячая любовь к Родине?

Началась полоса поражений, а за нею пришёл финансовый крах. Становилось ясно, что не только потерпело банкротство данное правительство, но что разлагается само государство… Тем бесспорно, что обычными средствами помочь нельзя.

Айрапетов О.Р. Генералы, либералы и предприниматели: работа на фронт и на революцию. (1907 - 1917). М., 2003. С. 201 - 203.

"И снятся нам сны про Россию родную...": рукописный журнал донских кадет в эмиграции

В одном из специальных выпусков журнала "Родина", посвящённом белой эмиграции, была напечатана интересная статья В.Белякова - "И снятся нам сны про Россию родную!": кадеты на Суэцком канале // Родина. 2009, №4 - о том, как ученики Донского кадетского корпуса, эвакуированного из Крыма вместе с армией Врангеля, провели первые месяцы изгнания в лагере в Египте, в пустыне, на Суэцком канале. В научной библиотеке Государственного архива Российской Федерации хранится единственный в своём роде документ эпохи - комплект рукописного журнала "Донец на чужбине", издававшегося кадетами зимой 1920 - весной 1921 гг.
Collapse )